Чтобы у нас болеть, надо иметь лошадиное здоровье.
Лион Измайлов
Другие афоризмы


О прошлом картофеля


Это было очень давно, более четырехсот лет назад. Два испанских пирата, Франциско Писарро и Дьего де Альмаро, отправились в Южную Америку, в сказочную неведомую страну Перу.

Испанцы грезили о стране инков, мечтали овладеть ее богатствами. Юный искатель приключений тринадцатилетний испанский мальчик Педро Чеза де Леон тайно пробрался на пиратское судно.

Много нового и необычного увидели испанцы в Перу. Но особенно поразило их то, что все население его питалось, на их взгляд, какими-то странными подземными плодами. Это были плоды невзрачного на вид растения «папа», ныне хорошо знакомого нам картофеля.

По ночам индейцы замораживали клубни, а днем сушили их на солнце. Высушенный продукт, «чунио», они употребляли в пищу. Это были своего рода консервы древних перуанцев.

Найдено много памятников, свидетельствующих о том, что картофель был известен в Перу с незапамятных времен. В погребениях и могильниках индейцев обнаружены вазы, имеющие форму одной или двух соединенных между собой картофелин. Там же найдены остатки самих растений и даже «чунио».

Маленький испанец Педро Чеза де Леон, попав в удивительную страну, стал запоминать и аккуратно записывать все, что видел. Спустя двадцать с лишним лет, в 1553 году, в испанском городе Севилья вышла его книга «Хроника Перу». Из этой книги европейцы впервые узнали о картофеле. Вот что писал о нем сам Педро: «Папа — это особый род земляных орехов. Будучи сварены, они становятся мягкими, как печеный каштан... Они покрыты кожурой, не толще кожуры трюфеля». В своей книге он описал и торжественный праздник урожая в одной из местностей Перу. Он рассказал о том, что индейцы счастливы и беспечны, когда получают хороший урожай картофеля. С этого начались приключения и «похождения» картофеля на землях Старого Света. Нельзя сказать, чтобы европейцам очень понравился картофель. Мало кто знал тогда в Европе, какую пользу может принести людям этот скромный выходец из страны инков.

Имеются сведения будто испанцы сначала пробовали есть картофель в сыром виде. Разумеется, он не пришелся им по вкусу. Лишь спустя некоторое время европейцы узнали вкус вареного и печеного картофеля.

Из Испании картофель, очевидно, попал в Италию. Здесь за некоторое сходство с трюфелями его назвали «тарту-фолью».

В Англию картофель был завезен в конце XVI века адмиралом Вальтером Релеем. Сохранилась даже песенка об этом:

В Югале веселом
Он Релеем был посажен,
И из Менстера картофель
По сегодня знаменит и славен.

Но не так уж славили в то время картофель. Многие признавали его только как корм для свиней. Когда прусский король Фридрих II издал указ о разведении картофеля в Германии, драгуны насильно заставляли крестьян сажать его. Время шло, и постепенно новая культура сама завоевывала себе признание. Сначала картофель больше всего разводили как лекарственное растение. Имеется, например, свидетельство о том, что в конце XVI века в польском городе Вроцлаве почти каждый аптекарь разводил картофель. Спустя некоторое время стали даже оспаривать честь его разведения. Венгерский барон Аппель Капосканий доказал, что он первый ввел картофель в Венгрии, и за это он получил право изобразить на своем фамильном гербе... картофельные клубни.

Весьма любопытна история картофеля во Франции, куда он попал во время царствования Людовика XVI. Французы дали картофелю свое название — «пом де тэрр», что по-русски значит «земляное яблоко». Это название в русском переводе перешло в Россию и надолго сохранилось в русском языке.

Во Франции эти «яблоки» были сначала встречены весьма недружелюбно. Даже знаменитая «Большая энциклопедия», которую издали в 1765 году виднейшие ученые Франции, и та писала, что картофель — это грубая пища, годная только для нетребовательных желудков. Однако нашелся во Франции человек, который по заслугам оценил картофель. Это был парижский аптекарь Антуан Огюст Пармантье.

В 1771 году Пармантье писал: «Среди бесчисленного множества растений, которые покрывают поверхность суши и водную поверхность земного шара, нет, быть может, ни одного, которое с большим правом заслуживало бы внимания добрых граждан, чем картофель». Энтузиаст-аптекарь был неутомим в своем стремлении распространить у себя на родине новую полезную культуру. Рассказывают, что как-то Пармантье удалось уговорить короля отведать одно из блюд, приготовленное им из картофеля. Блюдо понравилось королю, а вскоре в высших кругах французского общества распространилась своего рода мода на картофель. Пармантье хотел, чтобы простой народ оценил новое растение, и пошел на маленькую хитрость. Выхлопотав себе небольшой участок земли под Парижем, Пармантье посадил на нем картофель. Чтобы вызвать интерес населения к этому диковинному растению, Пармантье выставлял днем чуть ли не целый отряд солдат для охраны своего огорода. Ночью стража уходила, и каждый мог свободно пройти на огород. Нашлось немало любителей, которые решили проверить, что же так ревностно охраняет чудак-аптекарь. Они приходили ночью, тайком брали клубни и сажали их у себя. Только этого Пармантье и добивался. Очень скоро французские крестьяне полюбили новую культуру.

К сожалению, потомство не всегда справедливо оценивает заслуги людей. Памятник, украшенный фризом с картофельными клубнями и хвалебной надписью, был установлен не в честь Пармантье, а в честь английского адмирала Фрэнсиса Дрейка, командовавшего пиратскими кораблями. Без всяких на то оснований считали, что он первый развел картофель в Европе.

Зато простые люди Франции сохранили благодарную память о Пармантье: каждый год на могиле его, на парижском кладбище Пер ла Шез, цветут кусты картофеля... Между прочим, питательную ценность картофеля порой отрицали и в XIX веке. В настольном справочнике французских сельских хозяек «Образцовый садовод и огородник» составитель раздела о картофеле писал в насмешливом тоне: «Из картофеля выпекали хлеб, который богатые люди находили превосходным, делали савойские бисквиты и пирожные, готовили всевозможные рагу и после этого заявляли: «Бедняк должен быть доволен подобной пищей. Но учтите, что в первые буханки хлеба из мякоти этого клубнеплода примешивалась хорошая мука и что картофельное рагу обильно смачивалось всяческими приправами».

О том, как попал картофель в Россию, рассказывается обычно такая история. Когда Петр I был в Голландии, то он будто бы послал из Роттердама своему приближенному графу Шереметьеву мешок картофеля и строго наказал разводить его в России. Вот с этого мешка картофеля и началась якобы история русской картошки. Трудно сказать, было ли это так. По-видимому, роттердамский мешок царя Петра был лишь одним из многочисленных путей проникновения картофеля в Россию. Уже в середине XVIII века во многих местностях крестьяне разводили картофель.

Первое время картофель в России считался диковинкой. Картофель подавали как редкое и лакомое блюдо на придворных балах и банкетах. И, как это ни покажется странным, принято было картофель посыпать не солью, а сахаром.

Двести лет тому назад в России издавался журнал «Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащие». В одной из статей этого журнала говорилось о «земляных яблоках» — приятном и здоровом кушанье. Указывалось также, что из картофеля можно печь хлебы, варить каши, делать клецки и пирожки.

Когда в шестидесятых годах XVIII века на Севере, в Карелии и в других местах, разразился голод, Медицинская коллегия подала в январе 1765 года в Сенат рапорт. В этом рапорте говорилось, что лучший способ борьбы с голодом «состоит в тех земляных яблоках, кои в Англии называются потетес, а в иных местах земляными грушами, тартуфелями и картуфелями».

Что же предпринял Сенат, получив такой рапорт? Он издал специальный указ, в котором говорилось: «По той великой пользе сих яблок и что они при разводе весьма мало труда требуют, а оный непомерно награждают и не только людям к приятной и здоровой пище, но и к корму всякой домашней животине служат, должно их почесть за лучший в домостройстве овощ и к разводу его приложить всемерное старание».

Помимо указа, Сенат выпустил еще и специальное руководство по разведению картофеля; кроме того, были разосланы семена и клубни во все губернии и даже в самые отдаленные местности России.

Находились и невежественные люди, особенно среди части духовенства и старообрядцев, которые всячески настраивали народ против новой культуры. Некоторые попы называли картофель «чертовым яблоком», «проклятым зельем», рассказывали о нем всяческие нелепости и небылицы. В ответ приверженцы картофеля сочиняли и распространяли стихи, агитирующие за картофель. Вот один из них:

Картошки вкусны, сытны, сладки,
И лишь те люди гадки,
Которые мнят,
Что богом картофель проклят.

Надо сказать, что и без этих наивных стишков русские крестьяне оценили достоинство и пользу картофеля и с охотой его разводили.

Но что же можно сказать в таком случае о «картофельных бунтах»? Какова истинная причина их? В сороковых годах прошлого века по губерниям Центральной России, Урала и Севера прошли народные волнения, получившие название «картофельных». Они были вызваны реформой царского министра Киселева, которая обязывала крестьян некоторых губерний сажать картофель. В старых исторических материалах говорится, будто крестьяне не пожелали выполнять это предписание. Но, разумеется, дело было совсем не в картофеле. «Картофельные бунты» явились результатом общего недовольства крестьян усилившимся гнетом помещиков и крепостников. Тем более, что за полвека до «картофельных бунтов» в «Хозяйственном описании Пермской губернии» о картофеле было сказано следующее: «Крестьяне употребляют оный печеной, вареной, в кашах, и делают также из него с помощью муки свои пироги и шаньги (лепешки с маслом, ватрушки. — Прим. авт.), а в городах сдобривают им супы, готовят жарки и делают из него муку для приготовления киселей». В советское время «картофельные бунты» сделались объектом специального исследования. Профессор С. В. Токарев отметил неправильность названия «картофельные бунты».

По-видимому, первоисточником ложного названия этих волнений были документы полицейских органов тех времен. Стремясь скрыть социальные корни «картофельных бунтов», царская охранка выдвинула в качестве единственной причины их якобы нежелание крестьян сажать картофель как «плод нечистый, богом не установленный». Большая заслуга в деле распространения картофеля и выведения новых сортов его принадлежит петербургскому огороднику Ефиму Андреевичу Грачеву. На различных выставках в России и за границей его плодотворные труды были отмечены шестьюдесятью медалями. На Международной выставке садоводства в Петербурге грачевские сорта картофеля были признаны наилучшими. Грачев ввез в Россию два новых сорта картофеля — Раннюю розу и Народный, которые потом стали широко известными у нас. И вот, простого русского человека, Е. А. Грачева, в те годы, почти девяносто лет назад, избрали в члены Парижской Академии сельского хозяйства.

Тайны продуктов питания

Рассказать друзьям в социальных сетях: